Законодательство
Республики Коми

Воркутинский р-н
Вуктыльский р-н
Ижемский р-н
Интинский р-н
Княжпогостский р-н
Койгородский р-н
Коми республика
Корткеросский р-н
Печорский р-н
Прилузский р-н
Сосногорский р-н
Сыктывдинский р-н
Сыктывкар
Сысольский р-н
Удорский р-н
Усинский р-н
Усть-Вымский р-н
Усть-Куломский р-н
Усть-Цилемский р-н
Ухтинский р-н

Законы
Постановления
Распоряжения
Определения
Решения
Положения
Приказы
Все документы
Указы
Уставы
Протесты
Представления






Коми91.txt.6234
Коми

ПОСТАНОВЛЕНИЕ Арбитражного суда РК от 01.09.2005 № А29-1911/05-2э
<СДЕЛКА ПО ПРОДАЖЕ ИМУЩЕСТВА В РАМКАХ ИСПОЛПРОИЗВОДСТВА ПРИЗНАНА НИЧТОЖНОЙ, КАК НЕ СООТВЕТСТВУЮЩАЯ ТРЕБОВАНИЯМ ФЗ "ОБ ИСПОЛНИТЕЛЬНОМ ПРОИЗВОДСТВЕ", В СВЯЗИ С ЧЕМ ПРИМЕНЕНИЕ НОРМ О НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ ПОСЛЕДУЮЩЕЙ СДЕЛКИ ВОЗМОЖНО ТОЛЬКО В РАМКАХ ОТНОШЕНИЙ, КОГДА ОБЯЗАННОЕ ЛИЦО ВЛАДЕЕТ СПОРНЫМ ИМУЩЕСТВОМ>

Официальная публикация в СМИ:
публикаций не найдено






АРБИТРАЖНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ КОМИ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
арбитражного суда апелляционной инстанции

от 1 сентября 2005 года Дело № А29-1911/05-2э

(извлечение)

Арбитражный суд Республики Коми, рассмотрев в судебном заседании 31.08.2005 апелляционные жалобы Управления Федеральной службы судебных приставов по Республике Коми и Агентства Республики Коми по управлению имуществом на решение Арбитражного суда Республики Коми от 7 июля 2005 года по делу № А29-1911/05-2э, принятое судьей Маклаковой С.В.,

установил:

Агентство Республики Коми по управлению имуществом (далее - Агентство) обратилось в Арбитражный суд Республики Коми с иском о признании недействительным договора купли-продажи от 28.01.2005, заключенного между ООО "Ф" и предпринимателем, о применении последствий его недействительности и истребовании от предпринимателя и ООО "С" в пользу государственного унитарного предприятия отчужденного по данному договору имущества.
Решением Арбитражного суда Республики Коми от 07.07.2005 исковые требования Агентства удовлетворены в части признания недействительным договора купли-продажи от 28.01.2005, в остальной части иска отказано. Суд первой инстанции пришел к выводу об отсутствии оснований для истребования имущества у ООО "С", так как последний является его добросовестным приобретателем.
Управление и Агентство обратились с апелляционными жалобами на решение суда.
Управление в своей апелляционной жалобе просит судебное решение в части требований Агентства о признании договора недействительным отменить, в удовлетворении указанных требований отказать. При этом доводы Управления сводятся к тому, что выводы суда о допущенных судебным приставом-исполнителем нарушениях требований Федерального закона "Об исполнительном производстве" о порядке производства оценки арестованного имущества, об очередности обращения взыскания на имущество должника и об обязательном уведомлении Федерального управления по делам о несостоятельности (банкротстве) о наложении ареста на имущество третьей очереди не соответствуют обстоятельствам дела. С произведенной судебным приставом-исполнителем оценкой спорного имущества должник согласился, указанные действия последним не были обжалованы в установленном законом порядке. Истец не представил доказательств того, что на момент ареста данного имущества его оценочная стоимость не соответствовала рыночной цене. Суд не учел то обстоятельство, что в установленные законом ограниченные сроки для принудительного исполнения судебного акта реализовать имущество должника можно только по его реальной стоимости. Продажа спорного имущества по его рыночной стоимости подтверждается тем, что оно впоследствии было продано предпринимателем обществу с ограниченной ответственностью "С" по цене, незначительно превышающей его оценочную стоимость. Должником не представлены документы, подтверждающие наличие у него дебиторской задолженности, на которую могло быть обращено взыскание в первую очередь, а ее реализация погасила бы требования взыскателя. Кроме того, размер дебиторской задолженности, отраженный в бухгалтерских документах, как правило, не соответствует его рыночной стоимости и реализуется по цене всего 10 - 20% от ее балансовой стоимости. Управление приводит также иные доводы предполагаемой неликвидности дебиторской задолженности должника. Какие-либо ценные бумаги должником судебному приставу-исполнителю не представлялись. Правом указать имущество, на которое могло быть обращено взыскание в первую очередь, должник также не воспользовался. Актом от 06.04.2005 подтверждается, что в момент наложения ареста на имущество государственного унитарного предприятия (31.12.2004) у последнего отсутствовало имущество первой и второй очереди в объеме, достаточном для погашения обязательства по исполнительному листу. Вывод суда о ненаправлении судебным приставом-исполнителем уведомления об аресте имущества должника третьей очереди не основан на материалах исполнительного производства.
В письменном отзыве на апелляционную жалобу ответчика ООО "Ф" ее доводы поддержало, просит рассмотреть жалобы сторон без участия своего представителя.
Агентство в апелляционной жалобе просит решение суда изменить, исковые требования удовлетворить в полном объеме. При этом истец не согласен с выводами суда о фактической передаче имущества предпринимателю, указал, что государственное унитарное предприятие не переставало пользоваться данным имуществом, о чем свидетельствуют путевые листы, журналы выпуска автотранспорта и т.п. В связи с этим истец просит исключить из мотивировочной части указанные выводы суда о передаче имущества покупателю и о добросовестности его приобретения ООО "С".
В отзыве на апелляционную жалобу Управления истец доводы ответчика отклонил, с выводами суда относительно недействительности спорного договора купли-продажи согласен.
ГУП РК "С" в письменном отзыве на апелляционную жалобу Управления не согласилось с доводами ответчика и указало следующее. Из бухгалтерских документов предприятия, имеющихся в исполнительном производстве, видно, что у должника имеется дебиторская задолженность, однако арест и реализация имущества первой очереди не производилась. Каких-либо запросов относительно дебиторской задолженности от судебного пристава-исполнителя в адрес должника не поступало. Сведения, изложенные в акте от 06.04.2005, подписанном неуполномоченным на то бухгалтером предприятия, опровергаются данными бухгалтерского баланса о наличии у должника дебиторской задолженности. В судебном заседании представитель третьего лица поддержал доводы апелляционной жалобы Агентства.
Первый заместитель прокурора Республики Коми в письменном отзыве на апелляционные жалобы Управления и Агентства указал следующее. Оспариваемая сделка не соответствует требованиям Федерального закона "Об исполнительном производстве", так как по данной сделке продано имущество, относящееся к третьей очереди, в отсутствие доказательств осуществления судебным приставом-исполнителем действий по обращению взыскания на имущество должника первой и второй очереди. При этом в материалах исполнительного производства отсутствуют сведения о том, что должник указал на спорное имущество как на подлежащее реализации в первую очередь. Прокурор не согласен с выводами суда о ничтожности договора как заключенного с нарушением требований статей 52 и 60 Федерального закона "Об исполнительном производстве", указав на особый, установленный статьей 90 данного Закона, порядок оспаривания действий судебного пристава-исполнителя. Возврат имущества в рамках реституции, по мнению прокурора, невозможен, так как защита права должна осуществляться в соответствии со статьей 302 Гражданского кодекса Российской Федерации об истребовании имущества из чужого незаконного владения.
Лица, участвующие в деле, надлежащим образом извещены о времени и месте судебного заседания.
Суд апелляционной инстанции в порядке статьи 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, рассмотрев материалы дела и выслушав представителей лиц, участвующих в деле, считает, что оснований для отмены судебного решения не имеется.
Как видно из материалов дела, в рамках исполнительного производства, возбужденного в отношении должника - государственного унитарного предприятия, на основании заявки судебного пристава-исполнителя Подразделения судебных приставов по Сысольскому району от 11.01.2005 специализированная торгующая организация ООО "Ф", действующая на основании договора поручения от имени Северо-Западного межрегионального отделения РФФИ в Республике Коми, по договору от 28.01.2005, заключенному с предпринимателем, продало последнему имущество третьего лица (автотранспорт в количестве 50 единиц) по цене 2125651 руб. Сторонами договора 03.02.2005 составлен акт приема-передачи имущества покупателю.
Агентство обратилось с настоящим иском о признании недействительным вышеуказанного договора купли-продажи. Суд признал Агентство надлежащим истцом по настоящему делу как орган, представляющий интересы собственника спорного имущества.
Суд первой инстанции, исследовав обстоятельства дела и оценив представленные в материалы дела доказательства, не находит оснований для отмены решения суда.
Правила реализации имущества должника определены в Федеральном законе "Об исполнительном производстве" (далее - Федеральный закон).
Как видно из материалов исполнительного производства, в отношении должника - государственного унитарного предприятия 12.12.2004 было возбуждено сводное исполнительное производство по взысканию с предприятия задолженности по налогам и пени в сумме 222896,83 руб. и долга в размере 5583470,75 руб. в пользу ООО "П".
31.12.2004 был арестован автотранспорт государственного унитарного предприятия в количестве 51 единицы. Согласно акту описи и ареста данного автотранспорта его стоимость определена судебным приставом-исполнителем в размере 2135651 руб., имущество передано должнику на хранение с правом беспрепятственного пользования, данный акт подписан должником без возражений.
Вместе с тем суд обоснованно пришел к выводу о том, что оценка спорного имущества проведена с нарушением требований Федерального закона.
В соответствии с пунктом 1 статьи 52 Федерального закона оценка имущества должника производится судебным приставом-исполнителем по рыночным ценам, действующим на день исполнения исполнительного документа, за исключением случаев, когда оценка производится по регулируемым ценам. Пунктом 2 указанной статьи установлено, что, если оценка имущества является затруднительной, судебный пристав-исполнитель для определения стоимости имущества назначает специалиста.
Арестованный автотранспорт должника является узкоспециализированной техникой, участвующей в производственной деятельности предприятия, что осложняет его оценку лицом, не обладающим специальными познаниями. Так, в частности, подвергнуты аресту снегоочиститель, разметочная автомашина, автомашина "Дорожная лаборатория", автомашина пескоразбрасыватель, грейдера и т.п. Часть такого автотранспорта, как ЗИЛы, КАМАЗы, автобусы ПАЗ и УАЗ, оценены по явно заниженной цене (от 500 до 1500 рублей).
При вышеуказанных обстоятельствах, принимая во внимание, что для продажи движимого имущества не требуется проведение процедуры открытых торгов (имущество реализуется на комиссионных началах), считать, что спорный автотранспорт продан по его реальной рыночной цене, оснований не имеется.
Ссылка Управления на то, что в последующем спорное имущество было продано предпринимателем по цене чуть выше чем в договоре купли-продажи от 28.01.2005, не может быть принята во внимание.
В материалы дела представлен отчет об определении рыночной стоимости проданного автотранспорта. Данная оценка произведена в апреле 2005 года оценщиком ЗАО "Д" (г. Сыктывкар), имеющим лицензию на осуществление оценочной деятельности. По результатам произведенной оценки рыночная стоимость спорного имущества определена в размере 8398000 рублей, то есть в четыре раза выше той, по которой данное имущество продано предпринимателю по спорному договору.
Ссылка Управления на то, что оценка величины рыночной стоимости спорного автотранспорта, определенная судебным приставом-исполнителем и профессиональным оценщиком, произведена ими в разное время, не может быть принята во внимание в силу незначительности временного перерыва между такой оценкой, что не могло существенно повлиять на ее результат.
При таких обстоятельствах надлежащими доказательствами того, что имущество было продано по его действительной стоимости, в данном случае могут служить лишь сведения о рыночной стоимости аналогичного имущества, поступившие из нескольких источников, однако таких представлено не было.
Доводы прокурора о том, что нарушение требований статьи 52 Федерального закона не является основанием для признания сделки недействительной (ничтожной), так как действия судебного пристава-исполнителя по оценке спорного автотранспорта не были обжалованы в установленном статьей 90 Федерального закона порядке, являются несостоятельными. В рамках настоящего дела суд может дать оценку действиям судебного пристава-исполнителя на предмет их соответствия закону. При этом суд не связан тем обстоятельством, воспользовались ли стороны исполнительного производства правом обжалования этих действий в порядке статьи 90 Федерального закона, которая, устанавливая судебный порядок защиты прав взыскателя и должника, носит общий характер.
Продажа спорного автотранспорта осуществлена также в нарушение очередности обращения взыскания на имущество должника, установленной статьей 59 Федерального закона.
Статьей 59 Федерального закона установлен порядок наложения ареста на имущество должника-организации и его реализации. Данной нормой установлено, что объекты недвижимого имущества, а также сырье и материалы, станки, оборудование, другие основные средства, предназначенные для непосредственного участия в производстве, подлежат аресту и реализации в третью (последнюю) очередь.
В материалах исполнительного производства отсутствуют сведения о том, что судебный пристав-исполнитель произвел действия по установлению имущества должника, относящегося к первой и второй очереди.
Вместе с тем судом установлено, что у государственного унитарного предприятия имелась дебиторская задолженность, размер которой согласно данным бухгалтерских балансов по состоянию на 01.10.2004 и 01.01.2005 составляла 11249000 руб. и 6018000 руб. соответственно. В материалах дела имеется также предоставленный должником судебному приставу-исполнителю реестр указанной задолженности с указанием организаций-дебиторов и их сумм долга перед предприятием по состоянию на 28.12.2004, а также часть документов, подтверждающих ее обоснованность (договоры и акты сверок).
Ссылка Управления на то, что должником не была представлена вся необходимая документация, подтверждающая наличие у должника дебиторской задолженности в размере, указанном в бухгалтерских документах предприятия, отклоняется судом.
Согласно пункту 2 Постановления Правительства Российской Федерации от 27.05.1998 № 516 "О дополнительных мерах по совершенствованию процедур обращения взыскания на имущество организаций", предусматривающего учет дебиторской задолженности в составе первой очереди имущества должника, стороны обязательств, из которых возникла данная задолженность, обязаны предоставить все необходимые документы, удостоверяющие конкретные права требования и подтверждающие размер задолженности по соответствующему обязательству, по требованию судебного пристава-исполнителя. Аналогичная норма содержится в пункте 6 Временной инструкции о порядке ареста и реализации прав (требований), принадлежащих должнику как кредитору по неисполненным денежным обязательствам третьих лиц по оплате фактически поставленных товаров, выполненных работ или оказанных услуг (дебиторской задолженности) при обращении взыскания на имущество организаций-должников, утвержденной Приказом Минюста РФ от 03.07.1998 № 76 "О мерах по совершенствованию процедур обращения взыскания на имущество организаций".
Доказательства направления таких требований в адрес должника и его дебиторов в материалах исполнительного производства отсутствуют. При этом суд не принимает в качестве доказательства направления в адрес должника соответствующего запроса письмо судебного пристава-исполнителя отдела - подразделения ФССП по Сысольскому району от 17 декабря 2004 года, так как доказательств его отправления (или вручения) не представлено. Руководитель же государственного унитарного предприятия отрицает факт получения данного письма.
Согласно имеющемуся в материалах исполнительного производства акту от 06.04.2005 у должника по состоянию на 31.12.2004 отсутствовало имущество первой и второй очереди, достаточное для погашения по исполнительному листу о взыскании задолженности в пользу ООО "П".
Данный акт подписан не уполномоченным на то бухгалтером должника, указанные в нем сведения противоречат установленным судом обстоятельствам, в силу чего он не может быть принят в качестве доказательства, свидетельствующего о правомерности действий судебного пристава-исполнителя по аресту и продаже имущества государственного унитарного предприятия, относящегося к третьей очереди.
Ссылка Управления на то, что должник не воспользовался своим правом предложить какое-либо другое имущество для обращения взыскания на него в первоочередном порядке, отклоняется судом как несостоятельная.
В соответствии с пунктом 5 статьи 46 Федерального закона должник вправе, но не обязан указать те виды имущества или предметы, на которые следует обратить взыскание в первую очередь. Окончательно очередность обращения взыскания на денежные средства и иное имущество должника определяется судебным приставом-исполнителем. При этом такая очередность должна соответствовать требованиям статьи 59 Федерального закона. Указанная норма пункта 5 статьи 46 Федерального закона применяется при определении подлежащих реализации видов имущества или предметов, относящихся к одной очереди.
Согласно требованиям статьи 60 Федерального закона судебный пристав-исполнитель после осуществления ареста имущества должника, относящегося к третьей очереди, обязан в трехдневный срок направить Федеральной службе России по делам о финансовом оздоровлении и банкротстве уведомление о произведенном аресте с приложением сведений о составе и стоимости арестованного имущества и о сумме требований взыскателя.
В материалах исполнительного производства отсутствуют сведения о выполнении судебным приставом-исполнителем данного требования закона, в связи с чем представленное Управлением суду апелляционной инстанции соответствующее уведомление от 11.01.2005 в отсутствие доказательств его направления (или вручения) адресату не может быть принято судом в качестве надлежащего доказательства.
При этом доводы прокурора о том, что в основание ничтожности спорного договора не могут быть положены обстоятельства нарушения при его совершении требований статьи 60 Федерального закона, не основаны на законе.
При таких обстоятельствах суд первой инстанции правомерно, в соответствии со статьей 168 Гражданского кодекса Российской Федерации признал договор от 28.01.2005 по продаже 50 единиц автотранспорта государственного унитарного предприятия предпринимателю недействительным (ничтожным) как не соответствующий требованиям ст. ст. 52, 59 и 60 Федерального закона "Об исполнительном производстве".
Согласно пункту 2 статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой стороне все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость в деньгах, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.
В соответствии с пунктом 1 статьи 302 Гражданского кодекса Российской Федерации в случае, если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель), то собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя в случае, когда имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли.
Вместе с тем для удовлетворения исковых требований Агентства о применении последствий недействительности спорного договора и истребовании имущества у ООО "С" в пользу государственного унитарного предприятия правовых оснований не имеется в силу следующего.
Как видно из материалов дела, между предпринимателем и ООО "С" 04.03.2005 был заключен договор купли-продажи, согласно которому предприниматель продал обществу спорный автотранспорт в количестве 50 единиц по цене 2130703 руб. Той же датой стороны договора оформили акт приемки-передачи данного имущества покупателю.
Суд апелляционной инстанции, оценив представленные в материалы дела доказательства и выяснив фактические обстоятельства дела, пришел к выводу, что право собственности у предпринимателя, а затем и у ООО "С" на спорный автотранспорт не возникло.
Согласно пунктам 1 статей 223 и 224 Гражданского кодекса Российской Федерации право собственности у приобретателя вещи по договору возникает с момента ее передачи, если иное не предусмотрено законом или договором. Передачей признается вручение вещи приобретателю. Вещь считается врученной приобретателю с момента ее фактического поступления во владение приобретателя или указанного им лица.
Однако хотя стороны договоров купли-продажи от 28.01.2005 и от 04.03.2005 и оформили акты приемки-передачи имущества, фактически спорный автотранспорт не выбывал из владения государственного унитарного предприятия. Должник не переставал пользоваться данным имуществом при осуществлении своей хозяйственной деятельности, о чем свидетельствуют представленные в материалы дела путевые листы и сводные ведомости к ним. Представитель ООО "С" в судебном заседании апелляционной инстанции также подтвердил то обстоятельство, что общество фактически данным имуществом не владеет.
Применение норм статей 167 и 302 Гражданского кодекса Российской Федерации возможно только в рамках отношений, когда обязанное лицо владеет спорным имуществом.
В связи с тем, что спорный автотранспорт фактически не был передан предпринимателю и ООО "С", государственное унитарное предприятие осталось его владельцем, для удовлетворения исковых требований о возврате (истребовании) данного имущества в пользу последнего оснований не имеется.
При таких обстоятельствах оценка добросовестности приобретения спорного имущества обществом с ограниченной ответственностью "С", данная судом первой инстанции, является неправильной, данное основание для отказа истцу в указанной части иска - несостоятельным.
Таким образом, решение суда подлежит оставлению в силе с изменением его мотивировочной части путем исключения из нее выводов суда о вступлении ООО "С" во владение спорным автотранспортом и о добросовестности приобретения его данным обществом (абзац 6 на странице 4 и абзацы 1 и 2 на странице 5 решения).
В силу изложенного апелляционная жалоба Управления удовлетворению не подлежит, апелляционная жалоба Агентства подлежит удовлетворению в части исключения вышеуказанных выводов суда из мотивировочной части решения, для отмены решения суда по существу оснований не имеется.
В соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судебные расходы распределяются между сторонами пропорционально размеру удовлетворенных исковых требований.
На основании изложенного и руководствуясь статьями 258, 268 - 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

постановил:

В удовлетворении апелляционной жалобы Управления Федеральной службы судебных приставов по Республике Коми отказать.
Апелляционную жалобу Агентства Республики Коми по управлению имуществом удовлетворить частично.
Изменить мотивировочную часть решения Арбитражного суда Республики Коми от 07.07.2005 по делу № А29-1911/05-2э в части применения последствий недействительности сделки и возврате имущества, исключив выводы, содержащиеся в абзаце 6 на странице 4 и абзацах 1 и 2 на странице 5 решения.
В остальной части решение оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.
Постановление может быть обжаловано в кассационном порядке в месячный срок в Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа.

Председательствующий
С.В.ТУГАРЕВ

Судьи
Ф.П.ГОРБАТОВ
Л.Ю.ЮРКИНА


   ------------------------------------------------------------------

--------------------

Автор сайта - Сергей Комаров, scomm@mail.ru